ПОЛИТТЕЛЕГРАФ: ЧТО?, ГДЕ?, ПОЧЁМ?-ВСЁ О ВЫБОРАХ

 

bar2.gif

img2.gif

img4.gif

img3.gif

img1.gif

 

10.02.05

 

 

СЛАВГОРОДСКИЕ СКАЗКИ,

Или как мэтра Дрягина втянули в дрязги.

Александр Бошляков, журналист

img2.gif

 

26 декабря 2004 г. в Славгороде (Алтайский край) прошли выборы мэра. Основная борьба развернулась между действующим главой Анатолием Кроповым и бывшим - Александром Гельмелем, пытавшимся вернуть себе кресло мэра.

Более двух месяцев небольшой городок – всего 35 тысяч жителей – жил как на вулкане, борьба была яростной.  И достаточно высокая явка – 50%  служит подтверждением того, что выборы не оставили население города равнодушным.

Более чем убедительную победу одержал действующий мэр – за него отдали голоса 64% избирателей против 22% - у его соперника.

«Ничего удивительного, – скажет читатель – так и должно быть. С административным ресурсом побеждать просто». И ошибется.

Славгородская кампания стала тем редким для нынешней России случаем, когда команда действующего главы города не стала использовать властные рычаги, победив за счет грамотно выстроенной негативной стратегии,  успешно разрушая попытки конкурентов по  созданию положительного образа их кандидата (претендента).  Успех команды Кропова тем более впечатляет, что во всех  ресурсных отношениях она на порядок уступала соперникам.    

 

Чтобы было понятно – несколько слов о стартовом  раскладе сил.

Анатолий Кропов 27 лет кряду проработал директором городских электросетей. Опытный хозяйственник, старозаветный производственник и антиреформатор. Публичный политик никакой, но по части всяких коммунальных линий, труб и котельных  - дока. И – честный до противности. За пять лет мэрства не построил себе ничего, даже не обновил свой старый жигуль. Не хапал, как это делают многие его коллеги. Ископаемый раритет, одним словом.

В таком же духе мэр пытался вести кампанию: никаких ярких листовок и излишеств. Его небольшой команде (всего 4 человека), которую пригласили и спонсировали противники Гельмеля, приходилось  трудно в условиях, когда их кандидат считал аморальным сильно тратиться  на агитацию, считая буквально каждую копейку.

 Александр Гельмель – полная противоположность Кропову. Яркий публичный политик, основатель первой в городе комсомольско-магазинной фирмы «Траст», газетчик, правозащитник, прогрессист, классный, как выражаются политконсультанты, специалист по торговле мордой. В 1996 г. стал мэром, соблазнив горожан невиданными обещаниями всех благ, но в 1999 г.  под давлением местной общественности и областной администрации вынужден был покинуть свой пост. Он уехал в Барнаул, оставив коммунальное хозяйство Славгорода в катастрофическом состоянии, а бюджетников – с задолженностью по зарплате от 6 до 9 месяцев. На смену ему как раз и пришел Кропов, сумевший накануне зимы в сжатые сроки реанимировать отопление, чем заслужил благодарность горожан.

За Гельмелем стоял «Траст», очень влиятельная в городе фирма - главный местный спрут, последовательно и жадно прибирающий к своим рукам всё что можно и нельзя в городе. Плюс близкая к «Трасту» группа местных владельцев нефтебазы и заправок, нацелившаяся с помощью нового-старого мэра удавить конкурентов. Последние, почуяв опасность, объединились, и решили не допустить возвращения Гельмеля. Так что настоящая интрига предвыборной борьбы была обусловлена борьбой этих двух групп.

 

Гельмель начал кампанию за полгода до выборов – банальным, но действенным в глубинке ходом. Объявившись в Славгороде после трехлетнего отсутствия, он тут же учредил «Фонд защиты гражданских прав», с помощью которого развил бурную благотворительную деятельность. Помогал  бедным людям, в основном пожилого возраста: одной пенсионерке даром белят потолок, другой ставят дверь, третьей завозят уголь, меняют лампочку, чинят тротуар, и т.п.  И все эти благодеяния профессионально претендент пиарил через свои  «ТВ-Траст», «Радио-Траст» и еженедельную газету «Соседи». Причем, материалы о помощи людям подавались под определенным углом: вот я, мол, помогаю людям, а городская власть – такая-сякая! – о людях не забоится, хотя должна. Ввернули лампочку в подъезде – и тут же озвучивается материал о плохой освещенности улиц и неспособности администрации решить эту проблему. И всё в таком духе.

В итоге такой медиа-атаки на мозги возврат в город давешнего беглеца воспринимался горожанами все благосклонней. Рейтинг бывшего мэра  начал расти.

Надо сказать, что на претендента работала достаточно профессиональная команда пиарщиков. Учитывая добрые чувства горожан к  действующему мэру, она выстроила негативную кампанию против него очень грамотно. Мол, Гельмель, не собирается ни с кем сводить старые счеты, а движим одним желанием изменить к лучшему жизнь земляков. В Барнауле он успел получить управленческое образование, набрался опыта – и это поможет ему осуществить свои благие планы, крушившиеся прежде об известные тупые лбы. Немаловажно, что его поддерживают самые успешные предприниматели, готовые вложить в город кучу денег и вытащить из нищеты. Чему порука – тот же чудо-фонд, что и так уже всем реально помогает, а дальше эта помощь только возрастет.

Отношение к сопернику – учтиво-снисходительное: мол, надо сказать спасибо старому пеньку, который честно потрудился в меру своих скудных сил, и с честью проводить его на пенсию. Понятно, что против молодого прогрессивного дельца с его образованием, деньгами и энергией старый пенек просто не катит.

 

Какие аргументы против этого могла выставить команда Кропова? Главное – память горожан:  ведь пять лет назад Кропов фактически спас город от  вымерзания, при нем возобновились выплаты зарплат. Пусть скудных, но их стали платить регулярно.

Об этом важном аргументе все время напоминали, но это был аргумент из прошлого. А противник  давил на будущее: мол, чего смотреть назад, надо – вперед, а в будущее лучше двигаться со мной, чем со старым пнем. У меня больше возможностей сделать вас счастливыми, и я уже многое делаю – спросите вон у бабушки, которой я побелил потолок, или у другой – в доме которой теперь тепло, потому что я привез ей уголь. Подобная позиция  жала на общественное сознание, еще как.

Бороться с такой агитацией было трудно – прежде всего потому, что Кропов значительно уступал Гельмелю по ресурсам – буквально по всем. Выше уже говорилось, о трех СМИ, которыми безраздельно владел претендент. Против этого мэр, казалось бы, мог вполне опереться на  муниципальную газету «Славгородские вести» и телеканал «Степь». Однако так только казалось. На самом деле, «Вести» сразу вышли из игры – ее редактор хотел сохранить свой пост при любом исходе выборов и потому спрятал голову в песок. Канал «ТВ-Степь», хотя  твердо стоял на стороне мэра, но качественно явно уступал конкурентам. Его передачи сводились к невыразительным оправданиям по агрессивно выдвигаемым «ТВ-Трастом» претензиям. А артистичная и напористая  телеведущая «Траста» побивала «Степь» по всем статьям.

И это еще не все. Другой мэр мог бы  опереться в предвыборной борьбе на подчиненных чиновников. Здесь этого не было, во-первых, из-за позиции мэра, считавшего подобное злоупотреблением, а во-вторых, претендент вел кампанию настолько уверенно и агрессивно, что многие чиновники администрации были уверены в его победе и не хотели светиться в качестве сторонников своего шефа.

Ну и наконец, пиар-команда претендента и по численности и по опыту была намного сильнее команды мэра. И возглавлял её человек, считающийся ведущим сибирским политтехнологом.

 

В этих условиях молодой и совсем не маститой команде Кропова удалось ухватить верную стратегию ведения кампании. Ее суть: не столько хвалить своего кандидата, которого и так все знали как облупленного, сколько развеять миф о спасителе и благодетеле, который активно рисуют из претендента.

Команде мэра и особенно работающему в ней журналисту пришлось хорошенько покопаться в грязном белье претендента. И не зря. Были установлены криминальные истоки его бизнеса, вызваны на откровенность пострадавшие от него предприниматели и родственники убиенных в ходе местных бизнес-войн. Журналистское расследование вышло даже на местных проституток, которые поведали, как их использовали в «Трасте» и сажали на иглу. В итоге родилось несколько статей, не оставлявших камня на камне от обольстительного образа претендента. В них же показывалось, каким путем все средства, вложенные в охмурение прихода, будут затем содраны сторицей с самих прихожан.

 

Важно было также найти эффективный способ донесения обличительной информации до избирателей. Команда мэра понимала, что самому кандидату такую информацию озвучивать нельзя: это ломало весь его имидж пеньковатого, зато надежного хозяйственника и миротворца.   Задачу решили с помощью выдвижения союзного кандидата - среди местных политических фигур была найдена одна достаточно упертая и рисковая  кандидатура. Гельмель в бытность свою мэром  обидел многих людей, и этот человек был одним из них. Рассказывали, что в свое  время между ними произошла чуть ли не рукопашная. Одним словом, союзником Кропова в ранге еще одного кандидата в мэры стал непримиримый враг претендента, причем настолько непримиримый, что готов был снова биться с тем на кулаках.

 

Формой подачи обличительной информации стали информационные бюллетени кандидата-союзника. Вышли они под резкими, необычными для провинциального городка названиями – «Не дай бог!» - команда позаимствовала название газеты из Ельцинской президентской кампании 1996 г. Тиражи  накрывали весь город и  ударно разносились по избирателям, попадая в каждый почтовый ящик. Материалы  произвели на людей шок. Их взахлеб читал и обсуждал весь город. Информацию приняли как некое откровение, которое вроде мог сказать каждый, потому что это было у всех в душе, но не решался.

Кроме того, команда мэра нашла новый и неведомый для города агитационный жанр – политической сказки. Эти сказки назывались: «Как мыши кота выбирали», «Влюбленный лис», «Прохиндей». Героями их были всякие зверюшки, в которых все со смехом узнавали фигурантов выборной борьбы. Сказки печатались в «Не дай бог!», а также были изданы отдельно в виде дешевого буклета под названием «Славгородские сказки» (формат А3, газетная бумага, сложенная вчетверо). Цель сказок была понятна: связать в сознании людей образ претендента со сказочными персонажами: лисом, прохиндеем, жирным котом. Похоже, «сказочникам» это вполне удалось.

 

Было очевидно, что выход первого бюллетеня изрядно деморализовал Гельмеля, заставил его оправдываться, что уже само по себе - сдача позиций. Но если от обвинительных статей еще хоть как-то можно было отбиваться, то по сказкам, над которыми люди хохотали, отбиваться было невозможно. Поскольку отбивая «сказочные» сюжеты, невольно приходилось признавать, что эти сказки – о тебе, ты сам и есть тот жирный кот или позорный прохиндей.

Одновременно с оправданиями, Гельмель развязал яростную негативную кампанию против союзного мэру кандидата. Этого, собственно, и добивались пиарщики Кропова. Более того, подконтрольные Гельмелю СМИ, отбеливая своего патрона,  не нашли ничего лучшего, как обрушить гневную критику на неведомого никому в городе сказочника Баева (псевдоним журналиста): как это он посмел уподобить уважаемых земляков всяким курам и мышам. Это была категорическая ошибка команды Гельмеля, т.к. в результате отрицательные персонажи сказок прочно приклеились к их патрону.

Кроповцы не замедлили воспользоваться ошибкой конкурентов. Тут же была выпущен газетный буклет «Славгородские сказки», который распространялся  до самого конца кампании, в том числе и в день выборов. Придраться в плане нарушения избирательного законодательства к буклету со сказками было  очень трудно – там ведь не упоминается ни одной фамилии, а если кому-то вдруг показалось, что жирный кот напоминает известного кандидата – ну мало кому чего может показаться. Как говорится, если кажется – крестись.

 

На заключительной стадии кампании союзник снял свою кандидатуру, призвав  сторонников голосовать за действующего мэра.

Таким образом, пиарщики команды Кропова сумели втянуть соперника в дрязги не по адресу, заставив его бороться с тенью, а не с настоящим соперником.  Приобрести на этом хоть сколько-то голосов было невозможно – одни потери.

Это в немалой степени и обусловило разгромное поражение Гельмеля и его команды.

 

 

ОТ ИЗБЫ. Осталось сказать, что команду пиарщиков действующего мэра возглавлял Сергей Сергеев, молодой политтехнолог из Москвы (корни в Якутии), а команду претендента – именитый омский политтехнолог, мэтр пиара Вадим Дрягин.

 

 

КРАСИВАЯ

ПОБЕДА

.

В мэрской кампании

маленького алтайского городка кипели

нешуточные страсти.

 

 

 

 

НАВЕРХ

3d_basic_email.gif :izbasssymble_at_red.gifmail.ru  

В ПОЛИТТЕЛЕГРАФ

bar2.gif